Человек и осёл из одесской Лузановки: как монах боролся против войн, а теперь катает детей на пляже

Эту историю – и текст, и фото – создал постоянный автор Muse Давид Григорян. Нам кажется, это очень подходящая история для Пасхи. Итак, предлагаем вам рассказ об ослике Лузане (Кузе) и его хозяине и друге Александре.

«Когда я увидел на улице этого человека с ослом, я подумал, что он, точно, что-то знает. И я не ошибся!

Перехожу дорогу, знакомлюсь, тут же получаю рекомендации, как безопасно наладить связь с животным, которого зовут Лузан, но официально – Кузя.

Лузан – это как кличка, ведь они живут в районе Лузановки. Побеседовав пару минут, мы разошлись. Но на следующее утро меня не отпускала мысль найти Александра, хозяина осла (которого я уже называю Саша) и побеседовать с ним: я до сих пор уверен, что он где-то был и что-то знает. Очень хотелось посмотреть, где они живут, в каких условиях, что есть в их доме, и еще много вопросов, не дававших мне покоя.

Собираюсь, и вот я уже хожу вокруг домов и рынка на Лузановке в поисках этих друзей. Именно друзей, ведь было видно, – они дружат. После 10 минут хождений мы случайно встретились, когда Александр подошел на рынок за покупками. Я угощаю его кофе, он закуривает сигарету, и начинает рассказывать. Он немного рассказал про Кузю, точнее про его маму, – как он шел с ней и на ней несколько дней в Одессу, и так далее.

Попутно он рассказывает свою историю, за которой тяжело уследить из-за манеры общения. Мысли его скачут очень быстро и неуловимо, он сам это отметил.

Из нескольких встреч с ним я узнал, что он из Харькова, в возрасте 30 лет он ушел из семьи и принял сан буддийского монаха. Александр учился в Москве у кукольника Сергея Образцова, будучи студентом Харьковского театрального училища. Поскольку в 1990-е было не до кукол, он оставил эту затею. Он был знаком с Булатом Окуджавой, к которому приезжал со своим уже покойным двоюродным братом читать стихи (его брат увлекался поэзией).

Там же, в Москве, во время путча 1991 года он познакомился с японским буддийским монахом Дзюнсеем Терасавой, который был среди защитников на баррикадах у Белого Дома и бил в барабан, произнося молитву за мир.

Во время первой чеченской войны (1994 год, – ред.) с группой монахов, около 13 человек, они поехали в Чечню как миротворцы. При въезде в военную зону с каждого взяли расписку о том, что никто не несет ответственность за их жизнь. Монахи маршировали от села к селу с барабанным ритмом и молитвами, подтягивая местное население. Конечно, такая толпа привлекала к себе внимание. Прямо на дороге в 2 км. от села Самашки всех участников марша на 2 суток задержали сотрудники ФСБ. Две чеченки были расстреляны при попытке бегства. Самашки – это село, в котором 7-8 апреля 1995-го произошли массовые убийства мирного населения: стариков, детей, беременных женщин, некоторых сжигали заживо, чтобы родные не смогли опознать тела.

После задержания их арестовали. Александр, когда его загружали в машину, получил ботинком по спине, и с тех пор у него навсегда больной позвоночник. После этой травмы он 6 лет ходил на костылях. И сегодня он с трудом передвигается, а над его кроватью подвешена скалка, на которую он подтягивается, чтобы встать.

Их арест проходил в бывшем автобусном парке, который переделали в тюрьму. Всех монахов отпустили и отправили в Москву. Рассказывая об увиденных в этой тюрьме пытках над чеченцами, Александр просто расплакался, – и так пару раз во время беседы.

Попав к нему домой, я увидел фотографию Дзюнсея Терасавы в рамке на полке, а в его фотоальбоме – фотографии, на которых – люди с баннерами “Нет войне в Чечне!”, барабан, в который он бьет и произносит молитву НАМУ-МЕ-ХО-РЭН-ГЕ-КЁ. На барабане Терасавой написано его буддийское имя, означающее – “установление справедливости и спокойствия в народе и стране”.

НАМУ-МЕ-ХО-РЭН-ГЕ-КЁ – это созвучие, которое миротворцы проносили в Чечне, призывая к миру, это тот звук, который произносил Терасава в украинских городах зимой 2014-го, во время Майдана. Саша дает мне книгу, написанную Терасавой, в которой он говорит об Украине и рассуждает по поводу сложившейся военной ситуации.

Вообще биография странствующего уже 45 лет монаха заслуживает отдельного внимания, только за то, что он организатор “Марша Материнского Сострадания” Москва-Грозный. Несмотря на это и другие добрые дела, несколько лет ему был запрещен въезд в Россию и в Украину.

После, уже у себя дома, я вижу в интернете, что видел и слышал у него дома: военные хроники из Самашек, видео и фотографии оттуда же, где монахи маршируют с барабанами. Несколько часов я просматривал военные хроники и интервью чеченских боевиков и политических деятелей, которых уже нет в живых. Кстати, Саша сказал, что они ночевали в доме у Джохара Дудаева (первый президент Чеченской республики).

Фото из личного архива Александра

Жилище Александра — это какой-то сарайчик из 3-х комнат со двором. Одна комната – это ослятник Лузана. Кроме этого – несколько собак, охраняющих осла, и множество котов. В доме нет водопровода и туалета, но есть электричество, телевизор и много разного, непонятного, но нужного для хозяйства.

В Одессе он живет с 2000 года. Его знает весь район и все соседи. Они же и помогают ему едой, одеждой и кто чем может, и их дети бесплатно катаются на ослике.

Еду для Лузана, кроме как от соседей, Александр берет в соседней школе, в виде отходов, которые мы набираем в ведра, закидываем на тачку и везем домой. Я принимаю активное участие в этом деле и попутно снимаю все происходящее. Прохожие на меня обращают больше внимания, чем на ослика. За катание деток на пляже Лузановка он берет оплату. Так и живут, друг друга кормят.

Побывав несколько раз у них в гостях, я видел любовь хозяина к ослику: ремонт копыт, расчёсывание, вычухивние, поглаживание и так далее. Никакого использования животного, только любовь, дружба и взаимопомощь.

В итоге, благодаря ослу, я познакомился с неприметным на первый взгляд человеком, узнал эту историю, в которой сам осел отошел на второй план и вывел на первый своего хозяина. Вот только после этой конкретной истории, непонятно, стоит ли жертвовать собой во имя мира, который никогда не настает…»

Текст и фото – Давид Григорян

Снято на – Olympus pen EE – 2 / Kodak CFT 100, Fomapan 200, Свема 100.

Читайте также Muse – на Удивительные моменты, странные ситуации и мимолетные настроения: правдивые фото Давида Григоряна.

Instagram

Behance

Комментарии

вверх